Море Крови - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про кладбище, могилы > Загробная любовь

Загробная любовь

У моей подруги Марины, с которой мы вместе прошли тернистый путь науки с 1 по 10 класс, была сложная жизнь. Мать умерла при родах, а отец через пару лет разбился в автокатастрофе. Девочку собирались отправить в детский дом, но за неё железно схватилась бабушка, которая, стала Марине матерью.
Мне приходилось постоянно помогать Мари по учёбе: как я понимала, ей с трудом давалось грызть гранит науки.
Собственно, дружба возникла как раз из-за этого: наш классный руководитель Наталья Сергеевна (мы называли её “школьной мамой”) иногда просила меня, чтобы я заглядывала в гости к Марине и помогала ей по учёбе. Серафима Марковна, бабушка Мари, была очень гостеприимной хозяйкой, и каждый раз на Маринином столе, помимо учебников, тетрадей, чернильницы и промокашки, оказывалась тарелка с пирожками, шанежками, плюшками. А возвращаясь домой, я могла достать из кармана мою любимую, положенную предусмотрительной Серафимой Марковной “Маруськину радость”.
Когда мы повзрослели, наши пути разошлись. Я поступила в Пермский университет, а Мари отправилась в училище.
Мне почему-то показалось, что общение с Мариной сойдёт на “нет”, однако предновогодний звонок 29 декабря 1976 года, резко опроверг мои предположения.
– Варечка, дорогая! Как давно с тобой не общались! Ты к нам собираешься приезжать?
Да, это была Мари.
– Привет, Маринка! Как же я рада тебя слышать! Нет, к сожалению. Приехать не получится, у нас учёба с третьего января.
– Ну, хотя бы на денёк! Сходим на каток или покатаемся по пруду на лыжах! Да к тому же…
Мы разговорились. Практически шесть месяцев я не слышала о Марине, и нам обеим нашлось что рассказать…
…Беседа стала подходить к концу, как вдруг Мари меня ошарашила новостью.
– Варька, а ты помнишь Витьку?
– Это который с Иринкой сидел за одной партой?
– Тот самый. Представляешь, что он на этот раз выдумал?
Витя был отличником в нашем классе, но в нём, казалось, сошёлся идеальный стереотип “ботаника”. Он носил очки с круглой оправой, был замкнут и не особо общителен. Хотя Витя из-за этого не особенно страдал: ему вполне хватало общения с учителями во время перемены. Однако после окончания восьмого класса этого стало явно не хватать: Витя попытался проявить свои чувства по отношению к Ирине, его соседке по парте, но после того, как она вылила содержимое чернильницы прямо ему на тетрадь, он переключился на Марину.
Марина, которой признавались в любви множество мальчишек, собиралась поступить так же, как Ирина, но в последний момент передумала и даже решила сходить с Витей в кино, правда не на последний ряд.
Видели бы вы, что произошло с парнем! Он по наивности решил, что Мари испытывает к нему самые нежные чувства, однако Марина старалась, относилась к нему в лучшем случае, по-дружески. Витя этого не понял, и стал проявлять двойную порцию ухаживаний, в результате которых Маринка начала его избегать. Но парень решил добиться, во что бы то ни стало руки и сердца моей подруги, каждый раз пытаясь придумать что-то новое.
-…Он сегодня утром поймал меня во дворе, и сказал, что если я его дальше буду избегать, то он прыгнет с девятиэтажки!
– Марин, ты попробуй ему объяснить, что не испытываешь к нему чувств. А то вдруг по-настоящему сиганёт!
– Да без разницы! Я в этом буду виновата разве? За три года он так и не понял, что не нравится он мне! Не нравится!
Я так и не уговорила её пообщаться с Витей.
После новогодних праздников, 5 января, мне вновь позвонила Марина. Сквозь бесконечные всхлипы я услышала роковую фразу: “Он это сделал”.
По телефону бессмысленно было успокаивать Мари, и так как я прекрасно знала, что она нуждается в поддержке, мне пришлось пропустить занятия и отправиться к ней.
Марина встретила меня, в буквальном смысле, “со слезами на глазах”. Сев на диванчик, она рассказала мне, что же случилось.
Витя сдержал обещание. Он спрыгнул с девятиэтажного дома. Когда приехала бригада “Скорой помощи”, осталось лишь констатировать смерть. Уголовное дело возбуждать не стали, и тело парня сравнительно быстро отдали родственникам. Похоронили Виктора в десятых числах января.
Некоторое время было всё спокойно, раз в неделю мы с Мариной начали созваниваться, обсуждать последние новости, обмениваться советами.
В одном из таких разговоров, уже в феврале, Мари вновь заговорила о Вите.
– Варь, ты знаешь, мне уже несколько раз снился один и тот же сон: я иду по зелёной лужайке в тёмном лесу, а вдалеке, в мою сторону по этой же лужайке идёт Витя с распростёртыми руками и зовёт меня: “Иди ко мне, любимая!”. Я останавливаюсь, пытаюсь повернуть назад, но не могу. Тут, как будто, происходит ускорение во времени, и Витя буквально за несколько секунд оказывается напротив меня и противно улыбается, протягивая мне два тюльпана. После этого я просыпаюсь.
Я посоветовала, чтобы она нашла себе кавалера (хотя, признаться, это для неё было не трудно) и перед сном читать художественные произведения, если не поможет – Историю КПСС.
Вскоре об этом сне Мари стала упоминать в каждом разговоре, а потом прибавилось и то, что когда она просыпается, то видит в дальнем углу спальни человеческую фигуру, которая исчезает за несколько секунд.
Если бы тогда поняла, что происходит… Бедняжке стало казаться, что когда она пытается заснуть, кто-то как будто ложится на кровать и она слышит неровное дыхание, в результате этого она стала часто менять половых партнёров, объясняя это тем, чтобы “всегда был другой человек рядом”. Но сны продолжали преследовать.
Несколько раз я приезжала к ней в гости, и в те дни ничего особенного в её квартире не заметила.
В мае звонки от Марины прекратились. Я пыталась несколько раз дозвониться, но так не добилась ожидаемого результата. Тогда я села в электричку и поехала к Мари.
…Дверь мне открыл грузный мужчина средних лет. Спросив насчёт Марины, я получила страшный ответ: “Она находится в крайне тяжёлом состоянии в больнице”.
Моя школьная подруга хотела покончить жизнь самоубийством из-за этих снов. Но, к счастью, врачи вернули её практически “с того света”.
Через некоторое время, когда я пришла навестить её в палате, Мари рассказала мне:
“Я думала, что наглотавшись таблеток, избавлюсь от этих психических страданий. Чёрта с два! Слава Богу, мои соседи, добрые и отзывчивые люди, увидев, что входная дверь открыта, подумали недоброе, зашли и обнаружили меня, позвонили в “Скорую”. Пока я балансировала на грани жизни и смерти, мне вновь привиделся Витя, тянущий ко мне свои руки. “Мы всегда будем вместе, моя дорогая! Всегда! Мы созданы друг для друга!”
К счастью, после этого “приключения” такие кошмары больше Марине не снились. Мы продолжали с ней общаться, разговаривая по телефону и отправляя праздничные телеграммы.
Когда я училась на пятом курсе, Мари не стало. Официальное заключение – расслоение аорты.
На похоронах, к великому позору, меня не было. Уже весной я решила посетить могилу школьной подруги.
Я пришла к Марине и положила несколько гвоздик к памятнику. Среди повядших венков и цветов, я увидела то, что меня почему-то смущает и настораживает до сих пор.
Это были два красных тюльпана, аккуратно положенные чьей-то рукой на могилу Мари.

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Admin

11
Комментарии: 1Публикации: 10767Регистрация: 11-08-2017

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *