Море Крови - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про армию, солдат, войну > Wie einst Lili Marleen…

Wie einst Lili Marleen…

Мой отец, в свободное время охотник, поехал к старым товарищам и брал меня с собой. Мы гостили там недельку и естественно отправь в горы на охоту, на уларов – это птицы, типа, кекликов. Они знаются приподнято в горах и добираться довелось продолжительно, практически целый день. Места высокогорные и ни души кругом. На саму охоту я не пошел, устал чрезвычайно и остался у палаток приготовлять дрова для костра. Вскоре пришел отец с товарищами. Они ничто не принесли, уже темнело, оказалось они элементарно присмотрели места на завтра. Мы поужинали и легли дремать, так как сутра нужно было рано выздоравливать. Спали в 2-ух палатках. Я в одной палатке с папой. От усталости я упал на спальный мешок, как подкошенный, и лишь башка тронула импровизированной подушечки – я вырубился. Проснулся среди ночи потому, что извне дул быстрый ветр и палатку колыхало, я мало промерз.

Укутался поплотнее и уже стал спать, внезапно слышу… какбудто прямо у палатки, у самой моей головы, но лишь извне, по ту сторону брезента, некто свистит. И не ветр или мышь, это очевидно человек свистел какую-то мелодию. Я четко ее слышал, она была мне вообщем не знакома. Было чувство, что некто нагнулся и пристально осматривая меня через палатку, посвистывает нужно мной. Сначала свистели бесшумно, как бы через язык. Потом чуток громче, один и тот же мотив, позже свист чуток переместился в сторону от палатки и стал посильнее и четче. Всё это длилось минут 5. Я стал пробуждать отца. Вокруг палатки очевидно некто прогуливался посторонний. Тихо, без слов, пихаю отца в плечо, он еле пробуждается. Не успел ему и слова заявить, как свист извне мгновенно замолк.

Мы вышли из палатки. Отец основательно отнесся к тому, длячего я его пробудил( тогда в Чечне уже вовсю шла битва, и хоть она была за почтивсе километры отсюда, недостаточно ли кого и как могло сюда внести), мы вышли с ружьем и фонарем. Никого не было, ничто не тронуто, никаких отпечатков. Заглянули в палатку к товарищам, несчитая громкого храпа от них нечего было достигнуть. Снова легли дремать. Заснуть сходу я уже не мог и задумывался всё о произошедшем, прокручивал в голове ту мелодию, опять и опять, я отлично и четко ее запомнил.

Потом под утро уснул и мне приснился плохой сон – какие-то горы, битва, люди в старенькой форме, видится, немцы, вопят кое-что и стреляют книзу, оттуда по ним колотят пушки. Я, почему-то совместно с большущий лохматой белой собакой, прячусь от них в горах, позже один подмечает нас и с перекошенным злобным лицом дает по нам очередность, почему я, вскрикнув, просыпаюсь в порожней палатке. Просто нехороший сон.

Снаружи все уже завтракают. Когда получился, пошутили нужно мной, мол что, снова некто свистел? А может, ночкой ты сам дремал, как байбак, и собственный свой свист слышал? Я отшучивался.

С тех пор прошло немало времени, но всё я помнил как какбудто вчера, вособенности ту мелодию, непонятной она некий мне показалась, или, может, все что так живо переживешь, видится необыкновенным и остается с нами совсем.

Через некотороеколичество лет я поступил в ВУЗ, начал нешуточно учиться германским языком, а потом уехал волею судеб в Германию. Там эта моя деяния из детства фантастически нашла родное расширение.

Однажды я услышал случаем по телеку музыку, она была таковой приятной, чрезвычайно знакомой и возникло даже желание подтягивать. Я еще задумывался интуитивно – где же я ее слышал? СТОП!!! …Меня как облили прохладной водой, я помчался к телеку.

Идет документальный кинофильм, черно-белые кадры, именитая германская певица 40-х годов Лале Андерсен( lale andersen) поет песню «Лили Марлен»( lili marleen) – шлягер пор Второй Мировой борьбы.

Поищите в youtube эту прекрасную песню, и услышите один в один тот же мотив, что слышал я, пятнадцать лет обратно за брезентом палатки, ветреной ночкой в кабардинских горах, где не то, что про Лале Андерсен из 40-х годов прошедшего века, а даже про Майкла Джексона не все слышали.

Кстати о том плохом сне – в Кабардино-Балкарии, как я позже узнал, шли кровопролитные бои за Кавказ меж германскими горными стрелковыми батальонами и русскими армиями. Может и мой тот дальний сон как то связан с этим.

Слова данной старенькой германской песни я знаю сейчас напамять, и даже выучился играться ее на гитаре. Играю времяотвремени и пою, способствует прояснить мне мозги, когда нужно о чем-то поразмыслить. Недавно отыскал ее перевод на британский и даже на российский языки, так она была известна в то время.

Вот выкладываю ее тут в ее российском варианте:

Лили Марлен

Возле казармы, в свете фонаря

кружатся попарно листья сентября,

Ах как издавна у данных стенок

я сам стоял,

стоял и ожидал

тебя, Лили Марлен,

тебя, Лили Марлен.

Если в окопах от ужаса не умру,

ежели мне снайпер не сделает дыру,

ежели я сам не сдамся в плен,

то станем снова

вертеть влюбленность

с тобой, Лили Марлен,

с тобой, Лили Марлен.

Лупят ураганным, Боже помоги,

я отдам Иванам шлем и сапоги,

только бы разрешили мне вобмен

под фонарем

торчать вдвоем

с тобой, Лили Марлен,

с тобой, Лили Марлен.

Есть ли что пошлей погибели на борьбе

и сентиментальней встречи при луне,

имеется ли что круглей твоих колен,

колен твоих,

ich liebe dich,

моя Лили Марлен,

моя Лили Марлен.

Кончатся снаряды, закончится битва,

около ограды, в сумерках одна,

будешь ты торчать у данных стенок,

во темноте торчать,

торчать и ожидать

меня, Лили Марлен,

меня, Лили Марлен.

Автор публикации

не в сети 4 недели

Admin

11
Комментарии: 1Публикации: 10767Регистрация: 11-08-2017

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *