Море Крови - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про армию, солдат, войну > Скорей закапывай, а то опять начнется!

Скорей закапывай, а то опять начнется!

Рассказывает мой известный: “Дело было в начале 50-х. Брат моей бабули, электротехник по образованию, возвратившись с борьбы был элементарно нарасхват – людей не хватало, страну отстраивали из руин. Так что, поселившись в одном селе, он практически работал в 3-х – добро, находились населенные пункты вблизи друг от друга, ходить-то в главном доводилось пешком… Торопясь, идя из 1-го села в иное, он нередко срезал путь чрез маленький лесок, быстрее даже высадку, вособенности славно это было делать весной и летом, когда расцветала зелень, и натура просыпалась. Парень, распорядком усталый за день, замедлял шаг, и с наслаждением вдыхал запахи жимолости, грезил о будущем…

Однажды, было это сутра, он шел чрез вышеописанную лесополосу. Стояла потрясающе отменная погода, солнце освещало вовсю, благодарячему юный человек никак не опешил, увидев, что на опушке играют детки.

Их было человек 7 – мальчишки и девочки в возрастном спектре, где-то от 5 до 10 лет. Сгрудившись в кучу, они склонили над чем-то головы, лишь одна девочка, отойдя чуток в сторону, аккуратненько и медлительно собирала цветочки. Она первая подняла от земли глаза, пристально поглядела на внезапного пришельца и, ни сказав ни слова, продолжила родное дело.

В принципе, ничто необычного в этом представление совсем не было, и юноша желал уже войти мимо, но кое-что все же принудило его приблизиться к молчаливым ребятишкам ближе. В собственном рассказе он заявлял позднее, что насторожила его конкретно эта странная, не характерная для огромного скопища деток, тишь. Увиденное он не сходу сообразил – лишь минут чрез 5 до него дошло, что детки “играют в похороны”! На траве перед ними лежала крупная и не новенькая пластмассовая кукла в нечистом белоснежном платьице, аккуратно так расположенная на огромном квадратном разноцветном платке. По всему “телу” кукла была убрана цветами, голову также скрашивал венок из цветов, в головах догорала реальная церковная(!) тоненькая свеча, на очах лежали два древесных листочка… Рядом, с совсем подобным подходом был размещен пупс. Дети неговорянислова глядели на эту картину, периодически почему-то всевместе вздергивая головы к небу, кропотливо в него всматриваясь… Поодаль зияли в земле две вырытые ямки, долженствовавшие означать, вероятно, могилы.

Совершенно обалдевший, юноша неговорянислова следил, как девочка, что собирала цветочки в стороне, подошла к пупсу, принялась скрашивать его. Потом, вконцеконцов, обретя дар речи, юный человек ощутил, что как зрелый обязан вторгнуться, как минимум попробовать спросить, кто подсказал такую непонятную игру…

– Ребята, вы откуда? И что это вы делаете?

“Ребята” все так же неговорянислова уставились на него. В бору щебетали птицы. Парень водинмомент ощутил, что ему, фронтовику, прошедшему войну, чрезвычайно ужасно. Необъяснимый ужас взялся из ниоткуда, и угрожал совсем завладеть его сознанием…

– Вы что молчите, а? – храбрясь сказал он, – Вы из той деревни, что ли? Это что за забавы такие? Вот я учительнице…

Договорить он не успел – девочка, собиравшая цветочки, поглядела на небо, а позже, водинмомент повернувшись спиной, проговорила невысоким неестественным гласом, обращаясь к остальным:

– Скорей закапывай, а то снова начнется!

Остальные детки тут же медлительно и полностью пренебрегая пришедшего, схватили подстилку с убранной цветами куклой и празднично поволокли ее к вырытой ямке. Молодой человек, проводив их взором, увидел некотороеколичество симметричных холмиков, расположенных за данной ямкой. На неких из них лежали цветы…

Уже отдаляясь от опушки, он продолжал озадаченно осматриваться – ужас все еще не отпускал. Добравшись до деревни и починяя проводку в продмаге, он решил прояснить ситуацию, и случайно спросил у немолодой продавщицы:

– А что это у вас за пространство на опушке? Как выйдешь из высадки? Там какие-то…

Он искренне довольствовался позже, что его перебили, не отдали договорить, а то бы прогуливался всю жизнь “в сумасшедших”.

– Ой, вы там ходите да? Кладбище там, почитаемый! – добровольно откликнулась местная дама, пережившая всю войну в родном селе.

Детей похоронили… Не местных, не наших… Получается – шел в начале борьбы эшелон по нашей ветке… Там – полон вагон деток, следовательно, пионерлагерь или детдом перевозили. Документов так и не нашлось… Разбомбили его, естественно, бомбежки тогда круглыесутки практически были… Ну, отыскали их на маршрутах, в главном – кашка непрерывная, не разберешь, где руки-ноги… Но, кого разрешено было еще вынуть – повытаскивали, захоронили по-людски. Ой, таковой кошмар! Что битва проклятая наделала! Да вам ли не ведать!

Она помолчала и добавила:

– Ой, вы понимаете, никоимобразом не забуду – у неких в руках игрушки были, так и хоронили, пальцы-то не разжать… А до собственного кладбища донести – ужасно было, и так, женщины, какие могилки рыли и тела переносили, все время опасались, что снова бомбить начнут. Так и кричали друг другу все время: “Скорей закапывай – а то снова начнется! ”

Автор публикации

не в сети 4 недели

Admin

11
Комментарии: 1Публикации: 10767Регистрация: 11-08-2017

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *