Море Крови - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про армию, солдат, войну > Кольчуга

Кольчуга

Несколько лет обратно пришлось гостить у далеких родственников на Волге. Раньше никогда в той селе не случался. Общались чрезвычайно изредка. По старинке, письмами. А тут решил проведать волжскую и чувашскую родню. Ну, и в это далекое деревня попутно заехал.

Народ сельский обычный, бесхитростный. С таковыми людьми скоро входишь в задушевный контакт. Особенно под деревенское свойское пивко и самогоночку. На вечернем застолье случаем всплыла в беседе боевая содержание. Немудрено – в семье, где я гостил, три фронтовика – три родных брата. Было. ныне уже все покойнички. Хотя, может быть, и не все… Но обо всём по порядку.

В самый-самый разгар разговоры владелица дома отворила крышку кованного сундука в углу комнаты и достала на свет Божий… кольчугу! Настоящую, давнюю – музейный предмет! Не какой-либо дешёвый новодел. Видно сходу. Несмотря на приличный возраст, атлетический доспех отлично сохранился, благодаря бережному хранению.

«Вот это, разрешено заявить, наша родовая реликвия, — сказала дама, осторожно расправляя стальные складки, — память о ратных подвигах наших кровных предков. С самых незапамятных времён передавалась из поколения в происхождение. Конечно, крайние два века кольчугу не употребляли по прямому назначению. Но для неких остальных целей доставали. И не раз бывало…»

После данных слов владелица присела на своё пространство за стол и на пару с супругом рассказала родовое предание. Насколько деяния честна, судите сами…

Перед самой борьбой на окраине Горького( сейчас Нижний Новгород), в деревянном доме проживала семья: древняя бабушка, мама и трое сыновей, Никодим, Никифор и Никита( перечислены по старшинству). У старшего Никодима уже была супруга и дочка небольшая. Средний – Никифор, заканчивал ремесленное училище. Самый меньший из братьев, Никита, лишь что перешёл в десятый класс.

Когда в июне 1941 года грянула битва с германцами, главным на фронт призвали среднего брата. Младший был ещё ученик, а у старшего – бронь на боевом заводе.

Едва пришла повестка Никифору, древняя бабушка неговорянислова достала из собственного сундука тяжёлый свёрток. Развернула ткань и выложила перед домочадцами давнюю кольчугу.

— Внучки́, кольчужка эта не обычная. Заговорённая. В ней боролись с ворогом ваши пра-пра-прадеды и все живыми домой воротились. Последний раз её ваш дед, в Первую мировую, перед самым уходом на фронт, надевал. И, хоть раненый, также живым возвратился.

После бабушка наказала новобранцу — внуку Никифору три ночи дремать, не снимая с себя кольчуги. Сама же эти три ночи не сомкнула глаз и всё бормотала кое-что под нос, стоя в углу с иконами.

Спать в стальных доспехах было чрезвычайно неловко. Никифор еле-еле выдержал две ночи. На третью же решил схитрить и, улегшись в постель, неприметно для бабки снял кольчугу под одеялом. Утром так же неприметно одел опять, покуда бабушка стояла к нему спиной и шептала под иконами.

Уже расставаясь на вокзале и крестя внука на путь, бабушка внезапно охнула и, почернев лицом, проговорила:

— Зачем ты, Никишка, кольчугу-то снимал… Я же тебе строго-настрого наказывала…

Никифор лишь отмахнулся: «Бабуль, всё нормуль! Вернусь активный и здравый, сходу как немцу хребет переломим! »

Минул год борьбы. От Никифора часто до родного дома доходили треугольнички-весточки, хоть и не нередко. Смерть и нешуточные ранения обходили бойца стороной.

Летом 1942 года, чуть кончились школьные экзамены, практически всем парням выпускных классов пришли повестки из военкомата. В том числе, и младшему из братьев, Никите.

За трое дняиночи до отправки на фронт бабушка провела подобный ритуал с кольчугой. Только сейчас глаз не спускала с внука, чтоб не снимал металлический идол.

Перед высадкой в эшелон, сопровождая Никиту, бабушка с ухмылкой напутствовала:

— Не бойся, внучок, на борьбе ни пули, ни штыка вражеского. Бей фрицев изо всех сил, не жалея. Всегда помни, что дома ожидают тебя близкие с победой. Ничего отвратительного с тобой не произойдет, вернёшься активный и невредимый. Я буквально знаю…

С тем и отбыл юноша.

А ещё чрез год отобрали старшего, Никодима. Как позже оказалось, он сам написал высказывание. Добровольцем. Никому не произнес лишь. Знал, что женщины в три гласа встанут отговаривать – не устоишь. Не мог юный здравый мужчина отсиживаться в тылу, пусть и на боевом заводе, когда оба младших брата с орудием в руках боролись с фашистской нечистью.

О том, что призвался, поведал Никодим супруге, мамы и бабушке лишь сутра в день отправки. Наскоро собравшись и обняв по очереди собственных рыдающих дам, запрыгнул в уже бибикающий заводской грузовик с таковыми же работягами из цеха. Больше близкие его не узрели. Погиб Никодим в одном из боёв чрез два месяца после призыва. Не получив ни медали, ни ордена. Успев составить домой лишь пару писем.

Спустя год без новости исчез и обычный брат. Мать сходила с ума от горя. Бабушка её успокаивала и разговаривала, что Никифор жив. Но далее, мрачнея, замолкала.

Слава Богу, меньший из сыновей, Никита, нередко присылал короткие письма с фронта. По скупым строкам дамы догадывались, что юноша служит в военной разведке, нередко попадает в штурмовые группы и располагаться в самой гуще военных действий.

Мать чрезвычайно переживала за оставшегося единого сына, но бабушка оставалась на изумление спокойной. Не уставала частенько доказывать плачущую сноху:

— Не реви, голуба, хорошая охрана у нашего Никитки. Всё с ним станет отлично, помни слова мои!..

И буквально, всё сбылось, как предсказывала бабушка. Никита демобилизовался осенью 1945 года. Вернулся к родному порогу живёхонек. Хотя и пуля вражеская его настигала, и финки германские пронзали, и осколки снарядные секли. Правда, об этом не он, а военный приятель его, с которым служили совместно, говорил.

Недолго лишь пожить пришлось Никите. Умер, слегка не дотянув до собственного пятидесятого дня рождения. Как и практически все истинные фронтовики. Перенесшие неимоверно тяжелые тесты, какие подбросила им битва. Горестно, но из военных наград у Никиты оказались лишь орден Красной звезды и две медали «За отвагу». Его сослуживец когда-то пролил свет на предпосылки таковой несправедливости:

— Геройский юноша ваш Никита, спору нет! Но нравом больно шебутной да поперечный. Много командирам беспокойства доставлял, вот тебе и результат…

Заканчивая своё повествование мои троюродные родственники добавили:

— Из трёх братьев с борьбы возвратился лишь один Никита. Который прошёл ритуал с кольчугой буквально так, как наказывала древняя бабушка. Старшего брата, ни разу не надевшего металлическую броню, уничтожило практически сходу. Средний брат, Никифор, исчез без новости чрез полтора года после призыва. Но бабушка до самого собственного крайнего часа говорила, что он активный, но не может вернуться. Только умалчивала, по какой-никакой фактору. А может, и хозяйка не знала…

После Великой Отечественной борьбы уже некотороеколичество десятковлет лежит наша родовая реликвия – кольчуга военная давняя, не надёванная никем. Дай Бог, чтобы ни у нас, ни у наших сыновей, внуков и правнуков не приключилось предлога её примерить…

19. 12. 2018

Автор публикации

не в сети 4 недели

Admin

11
Комментарии: 1Публикации: 10767Регистрация: 11-08-2017

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *