Море Крови - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про вампиров > Дракула из глубинки

Дракула из глубинки

Дело было в конце 80-х, мать Ани работала в каком-то строительном бюро( не буду соврать как оно верно именовалось, да это и нетакуживажно), в общем они занимались реставрацией памятников архитектуры. Старшая сестра Ани Маша была проф художником-реставратором, работала большей долею в Храмах и монастырях. Мать с дочерьми разъезжали по всей стране, по самым разным уголкам нашей обширной Родины. То Церковь во Владимирской области реставрируют, то храм в Суздале. Анюта, совершенно еще малая, при маме и старшей сестре постоянно под присмотром, постоянно в сохранности.

Скажу, что семья эта хоть и занималась благороднейшим занятием, но особенно верующей не была, на тот момент..

И вот единожды занесло их в забытое Богом пространство, где-то на Смоленщине, уже на границе с Белоруссией. Старая еле живая деревенька, одна центральная улочка, да десяток домов, лес, река и большой ров( вроде как там ранее Днепр протекал, да пересох).

Была там и малая церквушка истока 17 века, стародавние потемневшие от времени иконы, восковые свечки источающие неописуемый запах.. Маша с матерью цельными днями проводили в церкви за работой, малая Аня, уже достаточно независимая девочка, гуляла свободно по селе в окружении пасущихся коз и дворовых собак.

Поселили приезжих на окраине, в доме председателя и когда-то удивительно, вроде в шутку, предупредили: “После захода солнца не шляйтесь по селе и дитё одно не пущайте! ”.

Семья городская, в предрассудки не верует, но после главного рабочего дня, ворачиваясь домой, дамы направили интерес, что с появлением сумерек село какбудто вымерла. Ставни густо прикрыты, на калитках засовы, ни одной активный души, лишь дворовые собаки поскуливают в собственных будках.

Местные оказались не словоохотливы и не распространялись особенно о факторах комендантского часа. Жизнь, мол, деревенская, рано ложимся – рано встаем. Но супруга председателя чрезвычайно приятная и сердобольная дама так прикипела к Анюте, что без бесполезных дискуссий с заходом солнца хозяйка запирала непоседливого малыша дома. Мама с Машей нередко встречали девочку зареванную и жалующуюся, что бездействовать не предоставляют, дома замыкают.

“Все из-за её блага, нечего малышу такому по селе в темноте болтаться! ” – оправдывалась председательша. Но повторюсь, непоседливая Анька кричала и требовала свободы, в итоге что мама сдалась и запретила запирать её дома – “Пусть гуляет рядышком до нашего возвращения”.

Реставрационные работы были в самом апогее и вот единожды дамы ворачивались домой уже совершенно поздно. В селе тишь, тьма, хоть глаз выколи, и на завалинке Ани не следовательно. Не было её и дома, кинулись находить, прошерстили всю деревню вдоль и поперек, бесплодно. Растолкали председателя, притащили фонари и отправь по домам.

Открывали неохотно, пожимали плечами и когда-то обреченно отводили глаза. “Сами повинны, произнесено было не пущать малыша по темноте шастать” “Да в чем же дело?! – взмолилась мама – что проистекает, что вы опасаетесь?! ” “Ищите в овраге” – все что получилось выяснить у местных перепуганным дамам.

Побежали к оврагу, собралось человек 10, мужчины с вилами, как доверяет, и фонарями. Но у края оврага все остановились. “Дальше сами, дитё ваше – дело ваше”. Не нужно разъяснять шоковое положение мамы Анюты, зрелые деревенские мужчины отказались спускаться в овраг, что же там на дне, и что с ребенком ежели он там.

Мать Анюты совместно со старшей дочерью кинулись книзу через бурелом, практически на ощупь, по склону в совершенной темноте. Кричали, освещали тоненькими лучами фонариков, чей свет неизлечимо проглатывала безусловная тьма. Уже на полпути снизу раздалось приглушенное шипение, какбудто десяток кошек разом вздыбились и изготовили эту ужасную какофонию.

Маша первая достигла дна, она встала как вкопанная и в страхе закричала. Картина которая ей открылась парализовала её, глас сорвался и она растеряла рассудок. Мать девочек кинулась вперед и вконцеконцов увидела свою пропавшую дочь. Лунный свет чуть-чуть отражался от маленького ручейка на дне оврага, но этого света было довольно чтоб осветить две фигуры приблизительно 1-го роста.

Аня бесшумно и медлительно шла ведомая за руку низеньким сгорбленным созданием с длинными руками и кривыми ногами. Существо опасливо озиралось и шипело. Глаза светились как у кота, а длинные пальцы на руках кончались острыми когтями. В лунном свете шкура существа отливала голубоватым цветом с малыми темными прожилками и пятнами по всему телу. Девочка двигалась, не оказывая видимого противодействия, глаза её были прикрыты.

С кликом мама кинулась к ребенку и поймав Анюту за руку потянула на себя. Существо оскалилось, обнажив острые короткие зубы, зашипело с новейшей силой, но девочку не отпустило. Завязалась сражение, мама тащила малыша на себя, а вещество, чья держава очевидно уступала яростному напору разъяренной мамы, пятилось, скользило на глинистому дну и жестко держало несчастного малыша.

Сверкая очами и клацая челюстями вещество перешло на рык и схватило Анюту уже 2-мя лапами. Наконец мама увидела, куда конкретно вещество тянет свою добычу. На противоположной стороне высохшей реки в зарослях виднелась древняя кирпичная укладка, в ней темнела нора. Из крайних сил мама дернула дочь на себя и вещество вконцеконцов отцепилось. Как лишь девочка оказалась в руках мамы, она издала протяжный стон и осела на землю.

Тут подоспела пришедшая в себя Маша, они с мамой поймали малыша и кинулись кверху бросать из оврага. Существо внизу продолжало шипеть и скулить, оно то подбегало поближе, то робко отступало. Мать шумно манила на содействие и вероятно эти клики и близость людей отпугивали тварь, в конце концов еще мало покрутившись на дне, оно скрылось в зарослях у кирпичной кладки.

Наверху дам и обессиленного малыша приняли местные, в совершенной тиши они проводили мама с дочерьми к дому председателя и как ни в чем не случалось разбрелись по домам. В освещенной комнате Анюта вконцеконцов пришла в себя, она неслышно всхлипывала и пожаловалась на отвратительной сон, десница девочки, та самая, за которую держалось вещество, была вся в крови, глубочайшие порезы воспалились и жутко болели. Всю ночь Аня провела в бреду, царапины помыли и перевязали, лишь на заре она заснула.

Жена председателя потихоньку от супруга поведала, что ранее часто по ночам из деревни исчезали животные, их обглоданные мертвецы находили на дне оврага. А когда исчез малолетний сын местного пьянчужки, все сговорились и с заходом солнца стали запирать двери и окна домов до рассвета. Мальчика так и не отыскали, по большей доли его и не находили, деревенские наотрез отказались спускаться в овраг, а убитый горем отец просидел всю ночь на краю, так и не решившись идти один.

Говорят, что услышав ночкой шипение во дворе дома, разрешено через очки рассмотреть маленькое неуклюжее вещество шатающееся по селе в бесплотных попытках отыскать пропитание. Оно гуляет всю ночь по дворам, заглядывает в собачьи будки и гонимое криком и лаем испуганных животных сутра теряется в овраге.

Шрамы на руке Ани видела своими очами.

Название местности не незабываю, слышала эту историю когда хозяйка еще в школе училась.

Имена девочек поменяла.

Автор публикации

не в сети 3 месяца

Admin

11
Комментарии: 1Публикации: 10767Регистрация: 11-08-2017

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *