Море Крови - самые страшные истории в мире из реальной жизни > Страшные истории > Про кладбище, могилы > Дама с коляской

Дама с коляской

Дело это было летом. Однажды мне и моей подруге делать было нечего. Вот уже неделю друзья с улицы разъехались, разболелись или просто разленились. Мы гуляли одни.
День прошел, а занятия интересного мы не нашли. Решили прокатиться на великах. И тут встал вопрос: куда ехать?
– А поехали к Свенскому, а? Там красиво, и кладбище там есть.
– Кладбище? – Задумываюсь я. А что, можно и на кладбище.
Решено. Едим к Свенскому. Осталось только дождаться приезда мамы Наташи с работы, взять у нее велосипед и в путь!
Наташина мама работала неподалеку, поэтому до работы она всегда ездила на велосипеде. В тот день у нее должен был быть короткий день, так что закончить она должна была где-то в пять. В обычные дни она работала до семи-восьми.
У Наташи в семье три ребенка: она, ее младший брат Максим, чуть старше меня, и старшая сестра. Всего в семье было два велосипеда. В этот день Макс опять куда-то смотался, так что ждать его было бесполезно. Оставался мамин велосипед.
Часы показали половину шестого. Наташина мама не появлялась. Мы сидели на лавочке перед ее домом и ждали.
Свенский монастырь находится недалеко от нас. В нашем городе он очень известный и старый. На его лугах на Руси проходила ярмарка, одна из самых крупных. Недавно эту традицию возродили. Сам монастырь находится на реконструкции. Уже давно. Посещение его было запрещено.
Часы показывали 19:00. Мамы не было. Ну ладно, будем ждать.
Наступил уже вечер. Времени 21:30. Мамы все нет. Мы пригорюнились.
Неожиданно из-за поворота послышался звон. К нам подъехала Наташина мама.
Мы радостно кинулись к ней. Поохали немного с ней, посетовали на нерадивое начальство, что задерживает работников в короткий день, и, не раздумывая, быстро сели на велики и поехали.
Счастью не было предела. Не думая, что время уже позднее, мы поехали к монастырю.
Неожиданно нам на встречу из каких-то кустов выпрыгивает черная кошка и не спеша пересекает нам дорогу. Мы резко затормозили. Я стала ругаться на нерадивое животное. Дождавшись, когда эта нахалка уйдет с дороги, мы поехали дальше.
И, наконец, мы у стен монастыря.
За нами развернулась маршрутка и уехала. Мы остановились на большой открытой площадке перед монастырем.
– Ну, направо пойдем аль налево? – Спросила у меня Наташа.
Я посмотрела на виднеющиеся дорожки по бокам стен.
– Направо.
И мы двинулись в путь. Там стоял шлагбаум с надписью «Проезд закрыт». Мы слезли с велосипедов и пошли пешком.
Завернув за угол, мы увидели тропинку, в конце которой черной тенью мелькало кладбище, слева высокая глухая стена, защищавшая в свое время монастырь от набегов, а справа яблоневый сад.
Мы пошли по тропинке, болтая. Солнышко медленно катилось к горизонту, было красиво. Наконец, мы дошли до кладбища. Оно было небольшим. Такое прямоугольное, неприметное, уходившее вперед.
– Ну, пошли? – Сказала я, подходя ближе к кладбищу.
– Не, я не пойду. Передумала что-то.
Я удивленно посмотрела на подругу. Мне одной идти?! Уговорить мне ее не удалось, так что, вручив ей свой велосипед, я ступила на территорию кладбища одна. Не, ну зря что ли приезжали?
Побродив меж надгробий, я разочаровалась. Ничего интересного. Совсем. Много надгробий самих монахов, много надгробий лишь с именами да датами, несколько надгробий еще 19 века, несколько вообще безымянных надгробий. И большинство из них в очень плохом состоянии и очень бедные. Простой камень, украшено мало, большие пустые кресты. Зато паутины просто жуть.
Я еще немного потопталась, пытаясь найти хоть одну могилку с указанием хотя бы причины смерти или с утешительными словами. Ничего. Просто имена и даты. Ну ладно. Сделав шаг, я оступилась. Нога заболела. Я поморщилась. Когда я взглянула вниз, неожиданная догадка пронзила меня. Могилы очень близко друг к другу стояли, приходилось лавировать между ними. А там где не было могил, постоянно виднелись бугорки. Я присела и дотронулась до одного из них. Там обнаружилась небольшая табличка. Еще одно имя и дата. Понятно. Могилка на могилке. И все эти бугорки – еще одни могилки. Это что ж значит, я столько топталась по чужим могилам?!
Мне стало неуютно, и я спешно стала покидать кладбище. Когда я подошла к Наташе (кстати, как обычно для монастырей там не было ограждения), она неожиданно спросила у меня.
– Слушай, я тут только заметила, что вон та могилка очень забавно сделана. Будто на могилке гроб стоит. Даже крышка есть Видела?
Я повернулась. И правда, будто гроб настоящий. И крышечка еще так сделана, будто немного отъехала. Я пожала плечами. Эта могилка была одна из первых, я ее еще проходила и видно не заметила. Как мне это удалось, не знаю, но желание пойти и посмотреть на нее поближе не возникло.
Мы двинулись обратно. Времени уже было довольно много, так что решили пойти обратно по той же дороге – она короче.
Остановились полюбоваться закатом немного на склоне. Дело в том, что это кладбище и примыкающая к нему земля – как утес. А дольше резкий обрыв и большой глубокий овраг.
Мы постояли, полюбовались, неожиданно очнулись. Стрелка на часах показывала 22:30. Еще чуть-чуть и солнце совсем сядет. Благо было лето, и темнело поздно.
– Смотри, женщина впереди, – сказала Наташа.
Я посмотрела вперед. Там шла женщина с коляской, а в руке левой держала нечто, похожее на сверток. Ребенок? Сама она была… даже не знаю. Никакой. Платье серое с черной отделкой, шляпа такая же с широкими полями, сама какая-то серая. Будто выцветшая картинка из книги. Голова у нее была низко наклонена, шляпа закрывало лицо. По телу пробежали мурашки.
Я прикинула. Пойдем дальше – встретимся с этой странной дамой. Пойдем назад – там уже кладбище. Возвращаться не хотелось. Пришлось двигаться вперед.
Когда мы стали подходить ближе, странное чувство поселилось в моем сердце.
– Опусти голову.
– Что?
– Голову опусти, говорю. Быстро!
Она подчинилась. Не знаю, с чего я вдруг приняла такое решение, но так вот получилось. Наташа прижалась ближе ко мне. Женщина шла как раз по ее стороне.
Затаив дыхание и не смея поднять голову, мы поравнялись с коляской. Миг, и вот уже они позади. Отойдя немного подальше, мы резко как по команде вскочили на велосипеды и рванули вперед. Лишь выехав на площадку перед монастырем, мы остановились.
Наташа, отдышавшись, вдруг заговорила.
– Я посмотрела в ее коляску. Там кукла, страшная такая, лежит.
– Что? – Я с изумлением уставилась на нее. – Как кукла?
– А вот так. Такая страшная. И белая.
Я в ступоре уставилась на нее. Кукла? Белая? И тут меня злость взяла. Хватит, не верю я в это. Ну, подумаешь тетка с коляской ночью на кладбище пошла, может она ненормальная. Но точно живая. А тут, кукла, значит, белая. Ну-ну.
– Давай, в общем так. Ты оставайся здесь и смотри, с какой стороны тетка выйдет. А я пойду по левой дороге, если что встречу ее. – Сказала я ей, а сама отправилась обратно к монастырю.
Ладно, теперь исследуем левую дорожку. Велосипед остался у Наташи. Я пошла на своих двоих.
Пройдя немного, я занервничала. Остановилась. Кладбище уже неплохо просматривалось, но вот никакой тетки с коляской не было видно. Я пошла дальше.
Тут у меня вдруг поехала вниз нога, и я чуть не полетела. Еле удержавшись, я посмотрела под ноги. Вытянутые ступеньки из кирпичиков, кое-где почти совсем разрушились, а дальше дорога из камней. Хотя среди них много было битых кирпичей красненьких.
Я задумалась. Ступеньки широкие, по ним тяжело было бы велосипед прокатить, а дальше еще и камни. Силу пришлось бы затратить немалую. Как же могла бы тут проехать женщина с коляской да еще и с ребенком в руке? Я вообще удивлялась, как она катила коляску одной рукой по той земле с многочисленными кочками.
Я струхнула. Нет уж, кем бы она была, а дальше я не пойду. Идти одной на кладбище – увольте. Резко развернувшись, я побежала обратно. Воображение то и дело играло, заставляя еще больше ускорить темп. Я выбежала на площадку.
– Ну что, видела ее?
– Нет, – Наташа отрицательно покачала головой.
– Давай подождем ее немного. Может все же появится.
Так мы простояли под стенами монастыря еще с полчаса. Никого не было.
Я взглянула на часы. 23:45! Скоро полночь! Я посмотрела наверх и увидела белый диск луны. Стало совсем страшно. Бросив к черту эту засаду у монастыря, мы рванули подальше от злосчастного места.
Обратно путь домой занял меньше времени в два раза. Машин было уже меньше, да и наш страх то и дело подгонял нас, спеша доставить нас в укромное и безопасное место – домой. Наконец, мы оказались на нашей улице.
Остановившись как всегда у почты (она где-то по середине между нашими домами), мы стали прощаться. У меня то и дело маячила полная луна за Наташей. Озноб пробирал до самых костей. Часы показывали 23:58.
– Точно справишься?
– Да. – У Наташи плохое зрение, так что поездка в темноте для нее особое испытание.
Я кивнула и посмотрела на дом, у которого стоял почтовый ящик. Это был дом баб Кати, она умерла года два назад, так дом с тех пор и пустовал. Говорили, она была контуженной после войны. Мы с ней почти никогда не разговаривали. Останавливались здесь, потому что удобно – никто не ругается, что мы под их окнами околачиваемся тут. А иногда мы зависали перед уходом чуть ли не часа на два.
Я поежилась. Уже собираясь уходить, мы услышали шорох. Оглянулись на дом. Рядом с дверью возле кустов неожиданно зажглись два таких желтых фонаря и уставились на нас. Я в ужасе посмотрела на них. И тут мое воображение решило совсем довести меня сегодня до инфаркта. Я вдруг увидела, как под этими желтыми глазками вдруг расплылась улыбка, такая широкая, с маленькими клычками и ровным рядом зубов. Наташа завизжала. Не сказав ни слова на прощание, мы подскочили и бросились на утек.
Уже на автомате, со страху чуть не сбив дверь, я ворвалась во двор, быстро поставила велосипед в сарай, и влетела в дом.
Больше на то кладбище я не ходила.

Автор публикации

не в сети 5 месяцев

Admin

11
Комментарии: 1Публикации: 10767Регистрация: 11-08-2017

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *